Научно-практическая конференция «Дело Кирилла и Мефодия : история и современность», посвященная 1150 – летию от начала Великоморавской миссии Кирилла и Мефодия.

     22 мая 2013 г. в Круглом зале Бюро межэтнических отношений состоялась научно-практическая конференция «Дело Кирилла и Мефодия : история и современность», посвященная 1150-летию от начала Великоморавской миссии Кирилла и Мефодия.

     Конференцию открыл председатель Болгарской общины в Республике Молдова Федор Сабий.  Он предоставил слово для приветствия Генеральному  директору Бюро межэтнических отношений Елене Беляковой, которая отметила, что проводимые Дни славянской письменности в Республике Молдова, совпавшие с 1150-летним юбилеем славянской письменности, по традиции стали общереспубликанским праздником и это дает повод  с удовлетворением отметить позитивные процессы  обеспечения  законодательством Республики Молдова  прав национальных меньшинств и реализации этнокультурными организациями условий по сохранению и развитию своей идентичности. С другой стороны, и это несомненный прогресс, эти позитивные процессы удачно вписываются в экономическую, политическую и культурную интеграцию всех граждан  нашей страны, которые, независимо от этнической принадлежности составляют  единый народ Республики Молдова.

     Г-жа Белякова отметила существенный вклад  всех славянских этнокультурных организаций в сотрудничестве с Бюро межэтнических отношений не только в сфере защиты прав и культурных ценностей  соответствующих национальных меньшинств, но и в обеспечении и развитии толерантности, гармонизации межэтнических отношений как гарантии общенационального мира и согласия в обществе.

     Затем слово для приветствия было предоставлено председателю Украинской общины Николаю Олейнику. Оговоримся сразу, что все приветствия носили характер не столько пожеланий успехов в работе самой конференции, сколько фактически высказываний по теме конференции, точнее что значит дело Кирилла и Мефодия  для славянских народов. Г-н Олейник  отметил, что крещение Киевской Руси, распространение христианства  означало не только оформление единого общеславянского церковного языка. Общеславянский церковный язык и церковная литература стали основой зарождения и оформления, а позднее и развития языков, культур и институтов государственности славянских народов, в том числе и украинского.

     Председатель Русской общины в Республике Молдова Людмила Лащенова  отметила огромную роль дела Кирилла и Мефодия в истории Древней Руси и непреходящее значение России в продолжении дела Кирилла и Мефодия. Россия не была простой носительницей православия, церковнославянского языка. Да, в первые века Россия, как и все другие православные народы получала церковнославянскую литературу из Болгарии. Не только литературу, но и священнослужителей. Это был действительно бесценный дар славянским народам. Но Россия в средние века остается единственной независимой православной державой и она естественным образом становится не только центром православия, но и единственной гарантией его существования, его политическим выразителем и его защитницей. Не будем забывать, что в условиях покорения православных стран и народов Россия не только основывает свою внешнюю политику на  защите своих «единоверцев», не только ведет многочисленные войны , не только облегчает участь балканских народов, в том числе болгар, сербов, молдаван и др., но и огромным потоком направляет туда необходимую церковную литературу. Такова связь между делом Кирилла и Мефодия  для России и ролью России в защите православия.

     Председатель Белорусской общины в Республике Молдова Юрий Статкевич  приветствовал собравшихся цитированием классиков белорусской  литературы, он также  остановился и на истории формирования белорусского литературного языка и современных достижениях белорусской культуры.

     Сопредседатель Координационного совета этнокультурных организаций , председатель Гагаузской общины в Республике Молдова Николай Терзи  отметил, что для гагаузского народа, славянская азбука и русский язык до недавнего времени являлись единственными путями получить образование. Но фактор получения грамотности не единственная причина ежегодного празднования гагаузским народом Дня славянской письменности, почитания Святых Кирилла и Мефодия. Это еще и благодарность за возможность сохранить свои православные церковные, духовные ценности. Гагаузы, как и болгары, имеют общую историческую судьбу с Болгарией, сегодняшние 200-летние братские отношения на земле Буджака и общие праздники, в том числе и  День славянской письменности только укрепляют эти отношения.

     Первым с докладом «1150 лет славянской письменности» выступил председатель Болгарской общины в Республике Молдова Федор Сабий. Он отметил, что обретение славянскими народами письменности имело такое же историческое и геополитическое значение как открытие Америки.

     После великого переселения народов, многие «варвары» были на этапе оформления государственности. Соседи Западной Римской империи приняли христианство латинского мира. А вот с Византией с центром в Константинополе и ее соседями, особенно славянами, дело затянулось. Опыты покорить славян духовно делала не только Византия, но и другие государства с разными религиями. Так что создание Кириллом и Мефодием славянской письменности было исторически очень своевременным, оно совпало с назревшими процессами и обеспечило крещение именно в виде православного христианства.

     Но особенно Римская церковь, да и Константинопольская тоже выступали за ведение богослужения исключительно на латинском, греческом или еврейском. Так что победа Кирилла над триязычниками явилась прорывом, победой над господствовавшей в Европе триязычной догмой.

     Дело Кирилла и Мефодия, отметил г-н Сабий, означало не только создание азбуки и письменности. Они лично не участвовали в крещении народов, в принятии славянами православного христианства. Но они создали письменность именно для перевода богослужебной литературы на понимаемый народами церковнославянский язык, подготовили священников-учеников, которые помогли славянским правителям осуществить крещение своих народов. Кирилл  и Мефодий создают письмо на  старославянском на базе древнеболгарского языка, который стал основой появления своих языков у других славянских народов.

     Интереснейший доклад «Мефодий – вне тени своего брата» прочитал председатель Болгарской общины мун. Кишинэу Степан Куртев.  Докладчик подчеркнул, что имя Мефодия неразлучно связано с именем и делом его гениального брата Константина- Кирилла Философа. В памяти многих поколений славянских народов  оба брата существуют как святые и равноапостольные личности. Их имена всегда рядом, когда оценивается их подвиг и их дело. И только вдвоем их имена вызывают у любого человека ассоциацию с Болгарией и обратно. Но в то же самое время нельзя отрицать тот факт, что  не только в источниках, а и в исследованиях, Мефодий, как правило, находится в тени своего младшего брата.

На первом этапе до смерти Кирилла в 869 г. оба брата участвуют в просветительном процессе, в котором Кирилл является центральной фигурой и как известнейшая личность готовый выполнить огромные культурные задачи и как вдохновитель и творец славянской письменности и как распространитель и защитник славянской культуры и как борец за равенство языков, культур и народов.

    После смерти Кирилла Мефодий выходит на первый план в первую очередь своей динамичной деятельностьью и своим твердым и последовательным характером. Беспорно, перед ним всегда был образ Кирилла, но вряд ли можно утверждать, что Мефодий движется в тени своего брата. Великое дело Кирилла не затеняет совершенное Мефодием, не умаляет его собственное величие. После смерти Кирилла Мефодий начинает свой архиепископский период, период борьбы за утверждение славянской письменности. Папа Андриан II назначает Мефодия архиепископом Моравии, но в 870 г. он был схвачен немецкими епископами, увезен в Баварию и брошен в тюрьму на целых 3 года. В 873 г. новый папа Римский Иоанн УШ принимает активное участие в судьбе Мефодия и добивается его освобождения. За несколько лет в Панонии и Моравии Мефодий готовит сотни учеников со всего славянского мира, в первую очередь из Болгарии.

     Но 6 апреля 885 г. Мефодий умирает. Его смерть явилась победой врагов славянской письменности. Многие из учеников Мефодия были убиты или  проданы в рабство, но в то  же самое время окончание Великоморавской миссии Мефодия означало начало новоe,  Болгарской Миссии. Ее роль  в культурной  жизни славянства и Европы имеет огромное значение. Болгарская Миссия означала утверждение нового, третьего духовного европейского мира, рядом с существующими западно-латинским и восточно-европейским.

    Прибывшие в Болгарию в 886 г. ученики –Климент, Ангеларий, Константин, Савва и другие получают блестящие условия для раскрытия просветительской, проповеднической и книжной деятельности со стороны болгарского царя Бориса I, который явился в роли спасителя, покровителя и вдохновителя славянской письменности и культуры. Все это вместе с христианизацией болгар определяет его исключительное место в болгарской истории. Продолжение Кирило-Мефодиевского дела, превращение Болгарии в немеркнущий очаг христианства, славянского просвещения и культуры раскрывает государственную мудрость Бориса I, самого великого из тогдашних средневековых владетелей.

     Если Кирил защищал и защитил равенство прав языков, культур и народов и право каждого из них на свою  государственность, то его дело и сегодня звучит актуально и современно. Мефодий же и его многочисленные ученики открывают культурные просторы для новой творческой стихии – славянству. Созданные и переписанные ими книги быстро распространяются в Болгарии, а затем и во всем славянском мире.

В Болгарии появляется народное болгарское духовенство, грамотность и просвещение становятся доступными простому народу. Все это усиливает самостоятельность болгарской церкви и затрудняет возможность  внешнего вмешательства в судьбу Болгарии. Об этом необыкновенном подъеме народного чувства, буйно вспыхнувшей духовной мощи народа и упование только на собственные силы свидетельствуют лирические произведения пресвитера  Константина и знаменитое сказание Черноризца Храброго «О письменах» («О буквах»), в котором он с таким жаром защищает права славянского языка занять в духоной жизни тогдашнего человечества  равное с греческим и латинским  языками  место. И все это в то время, когда ни в одной европейской стране не было и намека на использование народного языка в литературе.

Название доклада председателя Болгарского общества «Возрождение» Ивана Забунова совпало с темой самой  конференции :  «Дело Кирилла и Мефодия: история и современность». Отметим только некоторые наиболее важные вопросы доклада.

Докладчик документально подтвердил и аргументировано доказал болгарское происхождение Кирилла и Мефодия.

1. Климент  Охридский в «Кратком житие Кирилла» сообщает: «Родное место преподобного  отца нашего Кирилла  многославный и большой город  Солун. Там он рожден. По роду и рождению своему он болгарин».

  2.  Во время миссии к хазарам перед обедом у кагана Константина спросили: «Каков твой сан, чтобы усадить тебя на соответствующее твоему сану место?».  Константин ответил: «У меня был дед, очень знатный и богатый, который стоял близко к царю»...  В то время за пределами Византии не было греческого государства  и из всех славян только у болгар был царь.

3.   Хочется спросить, могут ли не болгары, чиновники самого высокого ранга в Византии, самого большого врага Болгарии, изменить своим самым непосредственным начальникам – императору и патриарху, посвятить всю свою жизнь, полную мук, страданий, героизма и самопожертвования врагам своего государства, открыто объявить себя против триязычной догмы всего христианского мира и защищать право на славянское богослужение, бороться за равенство языков, культур и народов. Какие еще нужны аргументы, чтобы отбросить какие бы то ни были измышления, что наши общие великие славянские предки не были болгарами? Тогда кем они были?

Докладчик также убедительно доказал, что славянская азбука изначально создавалась для Болгарии, в 855 году, а не в связи с случайной и неожиданной миссией в Великую Моравию. Может ли кто-то за короткий период времени, примерно один год, созреть до решения  создать новую азбуку, после этого составить ее, найти новую христианскую терминологию на языческом языке, перевести части из Библии и других священных книг, эти переводы написать новыми буквами, подготовиться к миссии и пройти длинный путь в Моравию, где они никогда не бывали и не знали ни языка, ни самого народа? Разумеется , нет.

 Все дело в том, что Константин знал о Болгарии, владел достаточной информацией, одним из каналов которой было общение с сестрой болгарского царя Бориса I Анной, которая была его  сокурсницей  в Магнаурской школе. Константину было известно, что Борис I имел желание и намерение крестить свой народ, принять христианство. Но и Борис I, и Константин  прекрасно понимали, что это совпадало и с желанием самого большого врага Болгарии Византии, которая не могла военным путем покорить Болгарию, тогда как с принятием христианства она покоряет и культурно, и нравственно, введя в церкви и государстве греческий язык, изолируя и аристократию, и церковь от народа, для которого греческий язык был непонятен.

     Создание славянской азбуки в 855 году, а также переводы церковных, богослужебных книг готовилось для будущего, имея в виду, что независимая в политическом отношении Болгария была духовно и культурно зависима от Византии, а принятие христианства и богослужение на понятном народу славянском, староболгарском  языке не только освободит  Болгарию от чуждого духовного и культурного влияния, но и объединит и укрепит болгарскую народность и болгарское государство.

      Выступая против  триязычной  консервативной традиции, которая не была голой нормой, а судьбоносным вопросом развития  становления новых народов и государств, Кирилл становится выше своего времени, становится в один ряд между самыми светлыми умами человечества, проявляя необыкновенную историческую дальновидность.

     Когда мы говорим о гуманизме как об особенном историческом явлении в более поздние эпохи, в период  Ренессанса, когда человеческая личность  стремится  найти свое право на свободное развитие, мы должны спросить себя: а разве идеи и дела великих братьев  далеки от гуманизма? Они создают азбуку и письменность  для огромной  славянской общности и открывают славянам путь к просвещению и культуре. Объявляя себя против закостенелости  и консерватизма, против тех, кто отрицает   права, целых  народов  и мешают им развиваться по самостоятельному пути, они поднимают голос за равенство языков, культур и самих народов. И если триязычная догма  имела определенное значение или смысл в территориях старой  латинской и греческой цивилизаций, она не имела такой силы среди молодых славянских  народов. Именно здесь  произошел разрыв этой догмы  и пробита брешь в традиционной концепции о богоизбранных языках и неравенстве культур и народов.

         Борьба за язык, понятный народу, право народов читать и писать на понятном языке, право народов на этническое развитие поднимают Кирилла и Мефодия над историческим фоном тогдашней эпохи. Их борьба за равенство языков, культур и народов, их отношение к личности и ее  стремлению к прогрессу, определяют дело Кирилла и Мефодия сродни с большими движениями, которые только через несколько веков  пронесутся по Европе.

      Созданная Кирилом и Мефодием  письменность и церковная литература начинает быстро распространяться. Через родной язык письменность становится более доступной, грамотность и просвещение перестают быть привилегией только известных общественных слоев, а и простому народу. Все это  дает мощный толчок духовной и культурной жизни. Постепенно церковь и ее руководство  становятся национальными, а это пресекает возможности внешнего вмешательства в духовную жизнь народов, а отсюда и в руководство будущей судьбы славянских государств.

     Бесспорно, 1150-летнее дело Кирилла и Мефодия  имеет свой церковно-религиозный  капитал. Не случайно и католической и православной церковью они воздвигнуты в ранг святых. А по инициативе папы Йоана Павла II они объявлены покровителями современной Европы. Дело великих братьев имеет свое литературное содержание  и свои лингвистические высоты. Славянская письменность и культура  стали основой создания новых культур: русской, украинской, белорусской. Верно и то, что приобщить славянские народы  к тогдашней человеческой цивилизации и указать им путь развития в будущее – путь, который приведет их  к огромным завоеваниям  во всех областях культуры и в наше время поднимет их до уровня первостепенной силы в жизни человечества – это поистине необыкновенное дело, великий подвиг.

     Но необыкновенный подвиг  Кирилла и Мефодия  превышает  литературные, культурные и религиозные сущности, чтобы органически включиться в основные явления социального, политического и идеологического характера в масштабах средневековой Европы. Вот почему сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что дело Кирилла и Мефодия, славянское и болгарское по своему конкретному выражению  с одной стороны и по своим культурным результатам, по масштабам борьбы против средневекового триязычного догматизма, по своей защите этнической личности народов, по своему гуманизму, по своему прогрессивному духу, по своему предчувствию европейского Ренессанса, принадлежит не только болгарам и славянам, а всему прогрессивному человечеству.

     Достаточно оживленный интерес вызвал доклад Георгия Ф. Барбарова «Стефан Великий и болгарский Зографский на Афон горе монастырь». Приводим его в изложении .

     В 2002 году исполнилось полвека со времени по решению и полном финансировании Стефаном Великим  росписи соборного Храма им. Св. Георгия Победоносца  в Зографском на Афон горе монастыре. Событие прошло практически незамеченным даже  в  Молдове, хотя событие было прекрасным поводом  обратиться к малоизученному раннему периоду  османского порабощения, приоткрыть некоторые светлые страницы единства православных  балканских народов и роли в этом  единстве самого Зографского на Афон горе монастыря. И сегодня, несмотря на прерасный фильм  «Неизвестный Стефан» у нас нет переосмысленного и углубленного представления, исчерпывающего исследования о молдавском вкладе в сохранении и возвеличивании болгарской духовной столицы на Афоне. И великие деяния Стефана Великого и Святого являются самым хорошим поводом начать открытие этого процесса.

     Правление господаря Стефана Великого (1457-104), как и его отца Богдана II(1449-1451), было длительным, но при Стефане Великом оно было и самым славным. Кроме отстаивания независимости своей крохотной державы от огромной Османской империи, которой он нанес сокрушительное поражение при Васлуе (10 января 1475 г.), этот православный владетель  является еще и строителем значительного количества храмов и монастырей,  многие из которых сохранились и в наши дни.

     Общеизвестно, что  и перед битвой при Васлуе, как и перед каждой из других битв Стефан долго молился перед иконой Св. Георгия Победоносца. По преданию, после ночной молитвы накануне битвы при Васлуе, ему явился во сне сам Св. победоносец и обещал быть рядом с ним во время битвы с турками, но при условии, что Стефан после битвы отремонтирует Зографский монастырь  и подарит  монастырю икону Св. Георгия Победоносца, где постоянно обитает сам Святой Георгий Победоносец. Другое предание гласит, что однажды, окруженный со всех сторон врагами, Стефан  захотел найти спасение за стенами крепости, но перед ним стала его родная мать  и остановила его со словами: «Тебе не откроют ворота крепости, пока не победишь врагов, потому что если ты не одолеешь врага на поле брани, у тебя не будет никакой надежды спастись за крепостными  стенами». В ту же ночь Св. Георгий Победоносец явился во сне Стефану  и с просьбой отремонтировать Зографский монастырь, а икону с изображением лика Св. Георгия Победоносца, подаренную византийским императором Йоаном Палеологом молдавскому господарю Александру Доброму (1400-1432),  с которой войско Стефана пойдет в бой, подарить болгарскому Зографскому на Афон горе монастырю великомученика «Св. Георгия Победоносца». Эта икона, названная «Молдавская» и сегодня является одной из трех образов Св. Георгия  в соборном храме Зографского монастыря. Серебряная риза иконы изготовлена по инициативе многоуважаемого зографского архимандрита Анатолия во время его пребывания в России до 1838 года, на которой сделана надпись, что образ этой чудотворной иконы «явился в 1484 году Великому Стефану Воеводе Молдавскому, который после этого возобновил  эту Святую Зографскую обитель».

     Более 30 лет продолжались  благодеяния Стефана Великого  в пользу Зографского монастыря. Попробуем перечислить самые основные.

     В 1466 г. Стефан издает золотопечатную грамоту(хрисовул) о дарении монастырю 100 дукатов(6500 аспр) ежегодной помощи.

     В 1471 г. согласно новому  золотопечатнику (хрисовулу)  он вносит в монастырскую кассу на содержание построенной им больницы  ежегодно 500 аспр.

     В 1475 г. после его самой крупной победы над турками при Васлуе  Стефан строит оборонительную башню в зографской пристани.

     В 1484 г. Зографскому монастырю была подарена чудотворная икона  с ликом Св. Георгия.

     В 1489 г. монах Хилендарского монастыря Исай пишет, что в это время Стефан Великий достраивает Зографский монастырь.

     В 1495 г. молдавский господарь обновляет стены и жилищные стороны монастыря, а также столовую(трапезарию) на 180 мест. Сохранившаяся до наших дней запись гласит: «В Христа Бога верный Йоан Стефан  воевода  Божьей милостью господарь земли молдовалахской сын Богдана воеводы сотворил эту трапезарию в лето 7003(=1495 г.) »

     В 1500 г. монастырю была подарена большая икона(хоругва) с изображением  Св. Георгия на троне и наступившего на поверженного змея. Согласно монастырскому преданию икона была вышита дочерью Стефана Великого Еленой.

     Венцом  огромного  благодеяния Стефана Великого Зографскому монастырю явилось сооружение соборного  монастырского храма «Св. Георгия» в 1502 г. после его опустошения  родосскими рыцарями в 1500 г.

     В 1774 г. путешественник Василий Григорович – Барский  оставил описание Зографского монастыря, который был сожжен варварами и разбойниками, но его обновил молдавский господарь Стефан Воевода в 1502 г. В таком виде монастырь просуществовал три века до 1800 г. когда зографцы его снесли и на его месте в 1801 г. построили новую большую церковь. Сохраняя преемственность, ктиторы и художники нового храма в его притворе заказывают  в 1817 г. стенописные изображения, выполненные Митрофаном Зографом.  На первом месте сразу после царя Йоана Асеня  II занимает место портрет Стефана Великого  в короне и надписью: «Стефан воевода молдавский и ктитор Добровецкий и Киприанский и обновитель настоящей обители». Монастыри Добровец и Киприан  были переданы в дар Зографскому монастырю и приносят ему немалую прибыль в период османского владычества. В списке «Ктиторы и Благодетели» Зографского монастыря вслед за царями Йоаном Асенем  II  и Йоаном Александром записаны имена 11владетелей, в том числе Стефана Великого, Александра Доброго, Василия Лупу, Антиоха Кантемира, Богдана, Александра,  Константина, Дмитрия и Константина.

     Чтобы расширить болгарский фактор в правлении Стефана Великого мы обязаны сказать несколько слов о Марии Мангупской – второй жены молдавского господаря. Дочь  Мануила и Анны, потомков византийского императорского рода Палеологов и болгарской царской династии Асеней, внучка последней императрицы Трапезунда и родственница турецкого хана Персии. Со стороны матери Мария также происходила от известного болгарского рода Цамблаков.

     После завоевания Константинополя (1453) и Трапезунда (1461) татарский хан Крыма предоставил этой семье во владение крепость с замком Мангоп  крохотного государства Теодоро в Крыму. Мария обвенчалась с Стефаном 24 сентября 1472 г. Этот брак автоматически определял молдавского господаря наследником и византийского и болгарского наследства, позволял надеяться, что Сучава станет новым Константинополем, а Молдова – центром христианского православного  царства. Мария родила Стефану двух детей, но Богдан умер 26 июля 1479 г., а Илья скончался в совсем раннем возрасте. Через три года княжество Теодоро было завоевано турками, последние из императорского дома Комнины были уничтожены и Стефан охладел и к самому проекту стать во главе православного мира, и к самой Марии, влюбившись в плененную им дочь валахского воеводы Раду Красивого.

     Мария Мангупская  пожертвовала афонскому Зографскому монастырю Св. Георгия икону Пресвятой Богородицы с надписью: «Молитва благочестивой госпожи Марии Асан Палеолог, госпожи Молдовлахии».  Она умерла в Сучаве в 1477 году, в Рождественский пост. Была похоронена в монастыре Путна в богатом убранстве. Вышитое золотом покрывало на ее   могиле изображает Марию мертвой, в роскошных царских одеждах, с византийской короной на голове и византийским оружием, вышитым по углам. На покрывале расположена надпись: «Се есть покров гроба рабы Божии благочестивой и христолюбивой госпожи Ио Стефана воеводы господаря Земли Молдавской Марии иже и преставился к вечной обители в году 6985 (1477), месяца декабря  19, в пятом часу дня».

     И в последующие три века Зографский монастырь играл большую роль в православном мире, Он не только был связан с такими именами как Паисий Хилендарский,  Паисий Величковский, Спиридон Габровский, но и сегодня среди самых почитаемых святых одно из первых занимает имя Стефана Великого. Несомненно одно:  тема исторических связей народов Молдовы и Болгарии еще ждет новых исследователей.

     Нам только остается еще раз отметить, что спонсором конференции является Болгарская община муниципия Кишинэу за что ей огромная благодарность.

 

 

Комментарии

Спасибо! Даже не думал, что

Спасибо! Даже не думал, что так много нового и интересного можно узнать по теме 1150-летней давности.У меня просьба: скажите несколько слов о Паисие Величковском, точнее о его связях с болгарами. Может г-н Барбаров даст ссылку. Успехов и всего самого хорошего.
С уважением Танурков Николай.

 Уважаемый Николай

 Уважаемый Николай Танурков!

О Паисие Величковском (21.12.1722/3.01.1723 – 15/28.1794) , в миру Петр Иванович Величковский , написано много. Уроженец г. Полтавы и учился в Киеве, за 17 лет на Афон горе основал монашеское братство, с которым вместе с Спиридоном Габровским и 63 братьями , спасаясь от произвола турецких властей , прибывает в Молдову и становится Архимандритом  Нямецким  вплоть до своей смерти . С болгарами он знакомится на Афон горе . Но больше всего сотрудничает с  Спиридоном Габровским(1740-1824). Так что его в равной степени считают своим украинцы, молдоване и болгары.

     Среди обилия литературы прекрасная и подробная биография Протоиерея Сергея Четверикова . Молдавский старец  Паисий Величковский. Его жизнь, учение и влияние на православное монашество.( http://krotov.info/lib_sec/24_ch/che/tverikov_00.htm). Можете посмотреть «Житие Преподобного Паисия Величковского». (http://www.pravoslavie.poltava.ua/sacred/saints/paisiy_velichkovsky/).

     Спиридон Габровски многие годы монашествовал в болгарских Зографском и Хилендарском на Афон горе монастырях. Прибыв вместе с Паисием Величковским в Молдову он дослужился до высокого чина Иеросхимонах и до смерти своего учителя был с ним в монастыре Нямцу. В Молдове Спиридон Габровски  пользовался богатейшей библиотекой  Нямецкого монастыря. Это фактически библиотека птриарха Евтимия, которая после падения столицы Тырново была вывезена его учеником Григорием Цамблак  в монастырь Нямцу , где и хранится до сегодняшнего дня. В 1792 г. Спиридон Габровски  написал свою книгу «История во кратце о болгарском народе словенском». (http://doktora757.blog.bg/history/2010/09/15/ieroshimonah-spiridon-gabrovski-quot-istoriia-vo-kratce-o-bo.606108 ). О Спиридоне Габровски см. также: (http://bg.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BF%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%BD_%D0%93%D0%B0%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8) и (http://elika.blog.bg/lifestyle/2010/11/15/ieroshimonah-spiridon-gabrovski.635217).  

     Не хотелось вспоминать, но все же скажу. Все знают, что собственноручный черновик «Истории славяноболгарской»   Паисия Хидендарского  в результата операции спецслужб  из страха , что он может пропасть  был «заменен» на хорошую копию и вывезен из Зографского на Афон горе монастыря в Болгарию. См  подробнее:  (http://www.mediapool.bg/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B4%D1%81-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%B0%D0%B8%D1%81%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B0-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D0%BB%D0%B3%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0-%D0%BE%D1%82-%D0%B7%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%8F-%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%80-news198259.html). Когда пришли новые времена , операция как болгарский разведчик Христо Маринчев вывез Паисиеву «Историю»  открылась и президент Петр Стоянов в 1997 г. , несмотря на возражения в частности проф. Божидара Димитрова , все же вернул ее во время визита в Грецию  для хранения в Библиотеке  болгарского на Афон горе Зографского монастыря Св. Георгия.

     А вспомнилась мне эта история в связи с публикацией одного ученого , где утверждается , что и сегодня Знамя Стефана Великого хранится в Зографском на Афон горе болгарском монастыре Св. Георгия Победоносца. Так вот, Знамя Стефана Великого, только не подлинное , а его точная копия было стараниями Президента Молдовы Владимира Воронина изготовлено и лично подарено им во время посещения Зографского болгарского монастыря . А подлинное  Знамя Стефана Великого действительно хранилось в этом монастыре. В Первой мировой войне Румыния воевала на стороне Антанты и когда активизировались боевые действия на Салоникском фронте французское командование просто забрало Знамя Стефана Великого из болгарского монастыря Зограф и «передало» его румынскому консулу в Солониках. Тот переправил его в румынское посольство в Париже  и позднее оно естественно оказалось в музее армии в Бухаресте, где хранится и сейчас.(http://isaev.wordpress.com/2009/06/23/%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BE-%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2/). 

С уважением Георги Барбаров

 

 

 

Важная информация

П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30