ВЕЛИКОЕ ДЕЛО КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ ЖДЕТ ПРИЗНАНИЯ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!

     Современные глобальные процессы  во многом коснулись и национально-культурных ценностей многих народов, отодвинули их на второстепенные места ,предлагая  добровольно растворить, заменить их на общечеловеческие  и правовые ценности и принципы. Но для болгар, например, уверен, что и для славян также, да и любого другого народа есть такие исторические и культурные ценности,  которые сыграли определяющую роль в становлении их культуры, как мощнейшего и непреодолимого барьера против любых ассимиляторских  процессов, образовании и сохранении их государственности, что эти ценности они  не хотят  жертвовать и тем более менять на другие.

     Вашему вниманию предлагается познакомиться с дискуссиями по теме, о которой написано горы литературы, есть целая наука «кирилломефодиевистика» и , как Вы правильно поняли , речь  пойдет о месте, роли и значимости великого исторического дела Кирилла (827-869) и Мефодия (815- 885).

     С момента создания славянской письменности и до сегодняшнего дня идут споры, дискуссии, вымыслы и явная фальсификация о народности славянских апостолов, которых и сегодня некоторые считают греками, македонцами, агентами Константинополя и Рима, о том , какую азбуку и для кого они создали и какова  роль,  в чем вообще значение дела Кирилла и Мефодия  в судьбе славянских народов и его место в европейской и мировой цивилизации.

     О НАРОДНОСТИ . Климент  Охридский в «Кратком житие Кирилла» сообщает: «Родное место преподобного  отца нашего Кирилла  многославный и большой город  Солун. Там он рожден. По роду и рождению своему он болгарин».

     Во время миссии к хазарам перед обедом у кагана Константина спросили: «Каков твой сан, чтобы усадить тебя на соответствующее твоему сану место?».  Константин ответил: «У меня был дед, очень знатный и богатый, который стоял близко к царю. Но когда он добровольно отказался  от оказанной ему большой чести, он был изгнан и уехал в чужую землю, обеднел и там и я родился. Я искал былую дедовскую честь, но не смог достичь ее, потому что я Адамов внук».

     Этот отрывок из «Жития…» свидетельствует, что Константин ( Кириллом он станет только перед смертью в 869 г.) и Мефодий были потомками второго поколения изгнанного невизантийского знатного семейства, некогда принадлежащего ко двору неизвестного царя.

     Известны многочисленные внутренние распри и смуты в Болгарии во второй половине VIII века. Приверженцы некогда побежденных партий  убегали из страны, чаще всего в Византию. Возможна и другая причина изгнания деда Константина – религиозная. Он сказал, что искал былую честь своего деда. Но никогда Константин, приближенный к императору и патриарху, не стал бы искать языческую «честь» своего деда, приближенного к царю язычнику. Возможно  его дед принял христианство и поэтому был изгнан из еще языческой тогда Болгарии. Такие  случаи тогда не были редкостью .

     Это случилось во время правления хана Кардама (777-803). Дед Константина устроился  в византийском, но славянском, втором по величине  в Византийской империи  городе  Солун, который для него был «чужой землей, там обеднел и  я  и родился». В то время за пределами Византии не было греческого государства  и из всех славян только у болгар был царь.

     А теперь самое главное: после окончания Магнаурской школы, единственного в то время университета в Европе, едва 20-летний Константин  возглавляет патриаршую библиотеку  церкви «Святой  Софии» в Константинополе и становится профессором по философии. Это была очень большая должность, если иметь в виду, что обыкновенно эти люди становились кандидатами  на пост византийского патриарха. Естественно, что  Константин был высокопоставленной, близкой к императору и патриарху  личностью. Мефодий  после окончания той же Магнаурской школы был назначен военным  администратором в  Солунской области (Тесалия), управляющим  которой был и отец Кирилла и Мефодия. Конечно же, и возвеличенный  Кириллом дед, и их отец, передавали внукам и сыновьям историю их рода в Болгарии.

     Отсюда мы вправе сделать однозначный вывод, что Кирилл и Мефодий готовили свое историческое дело в первую очередь для Болгарии. Их дело по своему замыслу и задачам является прежде всего патриотическим, болгарским, а по своим результатам и значению общеславянским, европейским, общечеловеческим.

     Хочется спросить, могут ли не болгары, чиновники самого высокого ранга в Византии, самого большого врага Болгарии, изменить своим самым непосредственным начальникам – императору и патриарху, посвятить всю свою жизнь, полную мук, страданий, героизма и самопожертвования врагам своего государства, открыто объявить себя против триязычной догмы всего христианского мира и защищать право на славянское богослужение, бороться за равенство языков, культур и народов. Какие еще нужны аргументы, чтобы отбросить какие бы то ни были измышления, что наши общие великие славянские предки не были болгарами? Тогда кем же они были?

     Греками!? Зачем высокопоставленным грекам на службе императора и патриарха Византии, где греческий язык был государственным во всей империи и в церковном богослужении, создавать азбуку для других народов? Господство над другими народами определялось на подчинении их аристократии, которая в отличии от народа была грамотной и получила грамоту, обучаясь на греческом языке. Зачем, повторимся, грекам Кириллу и Мефодию создавать негреческую письменность, условия для образования национальных аристократий на языке своих народов, но чуждого греческому государственному в империи и господствующему в церкви? Да их бы просто казнили! А все объясняется тем, что болгары Кирилл и Мефодий создавали письменность для готовящейся принять христианство Болгарии. Но осуществляли они эту архиважнейшую задаче скрытно и крайне осторожно.

     О ПИСЬМЕННОСТИ. Мы знаем какую стремительную карьеру делает  Константин и как легко оставляет ее в 855 году и на целых шесть месяцев тайно уединяется в монастыре Полихрон, а после миссии к хазарам вообще оставляет службу и отправляется к своему брату Мефодию в монастырь Олимп.  Согласно «Пространному Житие»: «Он поселился  там и начал непрестанно молиться Богу,  беседуя только с книгами». Здесь есть недосказание. Константин еще с детства знал почти наизусть все основные богослужебные книги, тем более как профессор по философии в единственном университете Европы – Магнаурской школе. Все дело в том, что Константин знал о Болгарии, владел достаточной информацией, одним из каналов которой было общение с сестрой болгарского царя Бориса I Анной, которая была его  сокурсницей  в Магнаурской школе. Константину было известно, что Борис I имел желание и намерение крестить свой народ, принять христианство.

     Но и Борис I, и Константин  прекрасно понимали, что принятие христианства совпадало и с желанием самого большого врага Болгарии Византии, которая не могла военным путем покорить Болгарию, тогда как с принятием христианства она покоряет ее и культурно, и нравственно, введя в церкви и государстве греческий язык, изолируя и аристократию, и церковь от народа, для которого греческий язык был непонятен.

     Вот почему еще в 855 году Константин создает азбуку для своего народа, для Болгарии. В своем известном всем знаменитом  сказании «О письменах» Черноризец Храбр сообщает: «Если спросишь греческих книжников, кто сотворил ваши письмена или книги перевел, и в какое время, то мало кто об этом знает.  Если спросишь славянских азбукарят, кто сотворил ваши письмена  или перевел книги, то все знают и в ответ скажут: святой Константин Философ, названный Кириллом, он и письмена сотворил, и книги перевел, и Мефодий, его брат. Еще живы те, которые их видели. И если спросишь, в какое время, то и это знают и скажут, что во времена Михаила, царя греческого и Бориса, князя болгарского, и Расица, моравского князя, и Коцела, князя Панонии, в лето от сотворения мира 6363». То есть в 855 году!

     Создание славянской азбуки в 855 году, а также переводы церковных, богослужебных книг готовилось для будущего, имея в виду, что независимая в политическом отношении Болгария была духовно и культурно зависима от Византии, а принятие христианства и богослужение на понятном народу славянском, староболгарском  языке не только освободит  Болгарию от чуждого духовного и культурного влияния, но и объединит и укрепит болгарскую народность и болгарское государство.

     В подтверждение того, что Константин создает славянскую азбуку и письменность задолго и не в связи с миссией в Великую Моравию, свидетельствует Краткое житие Кирилла: «после этого (856 г.) пошел на реку Брегалница и нашел несколько крещенных славянского племени. И сколько нашел некрещеных, он их крестил и привел в православную веру. И написал им книги на славянском языке. И тех, кого он обратил в христианскую веру, было 54 000». Брегалница- это река в Македонии, протекает через шипчинское поле и впадает в реку Вардар. При Борисе ее долина была в болгарских владениях, область  южнее по течению реки Струма была под властью Византии. Константин перешел границу и оказался на болгарской территории. В 856 году Борис еще не принял христианство  и, значит, Константин крестил не византийских славян, они уже 100 лет как были крещены , а славян Болгарии.

МИССИЯ К ХАЗАРАМ. В 860  году к византийскому императору Михаилу (832-867) прибыли послы  из Хазарского каганата с просьбой: «… ценя нашу дружбу и любовь, отправляем к вам послов, так как вы великий народ, владеете царством от Бога. И хотим вашего  совета, а также просим от вас ученого мужа, чтобы и мы приняли вашу веру, если переспорите евреев и арабов» .

     В литературе подробно описана хазарская миссия Кирилла и Мефодия. Из Пространного жития Мефодия становится ясно, чем закончилась эта миссия: « Он (Мефодий)  молитвой, а философ (Кирилл) словом  победили евреев и  посрамили их».

     Для нас представляет интерес  отрывок из «Жития…» , который века не дает покоя многим исследователям: «Здесь  (в  Херсонесе )  философ (Кирилл) нашел Евангелие и Псалтырь, написанное роуски письмена, и нашел человека, разговаривающего на этом языке. И, побеседовав с ним  и усвоив силу речи, опираясь на свой говор отделил гласные буквы от согласных. А после, помолившись Богу, быстро начал писать и разговаривать. И многие удивлялись ему , восхваляя Бога».

     Исследователей смущают два момента: Кирилл быстро усвоил смысл текста Евангелия и Псалтыря и сразу же сделал грамматический разбор этих «роуских письмена». Удивительно было бы, если бы,  славянин и профессор университета,  получивший образование на греческом и сам создавший славянскую азбуку не смог бы сделать это. И Кирилл, владеющий греческим, латинским, славянским, арабским и еврейским языками легко разобрался с этими «роуски писмена». Потому что именно в Херсоне ( не путать с сегодняшним городом в Украине), на границе Византии и Крыма было столпотворение народов и языков, как и везде до этого делались опыты переводить богослужебные книги и эта очередная азбука могла иметь знаки только вышеназванных письменностей. Создание азбуки и даже перевод книг еще не означает, что она «приживется», будет приемлема, удобна и т.д. А то, что богослужебные книги на славянском доставлялись на принявшую христианство  Русь из Болгарии является бесспорным.

  ВЕЛИКОМОРАВСКАЯ МИССИЯ возникла неожиданно в связи с политическими  обстоятельствами. В начале 60-х годов IХ века Моравия была сильным славянским государством с обширной территорией (не случайно называлась Великая Моравия). Главными ее соседями были две сильные державы – Восточно-франкское королевство и Болгария. В Пространном Мефодиевом  житие сообщается: «Случилось в те дни, что славянский князь Ростислав и Святополк  отправили  из Моравии  послов к царю Михаилу с просьбой: «С божьей помощью мы здоровы. Но к нам  приходят много учителей – христиан …, которые учат нас по-разному.  А мы,  славяне, народ простой и некому направить нас на путь истинный  и научить нас разуму. Поэтому, добрый государь, пришли нам такого мужа, который  бы разъяснил нам всю истину». Тогда царь Михаил сказал Константину Философу: «Слышишь, Философ, эти слова? Кроме тебя  никто другой не сможет выполнить это»… И ступай, а заодно возьми с собой своего брата, игумена Мефодия – вы солунцы, а все солунцы говорят чисто по-славянски. Тогда и оба не смели отказаться …и сразу же, как только он систематизировал буквы и составил разговорник, отправился в Моравию, взяв с собой Мефодия…Только Псалтырь и Евангелие с Апостолом и с избранными церковными службами перевел раньше с Философом»…

     Когда «раньше»? Может ли кто-то за короткий период времени, примерно один год, созреть до решения  создать новую азбуку, после этого составить ее, найти новую христианскую терминологию на языческом языке, перевести части из Библии и других священных книг, эти переводы написать новыми буквами, подготовиться к миссии и пройти длинный путь в Моравию, где они никогда не бывали и не знали ни языка, ни самого народа? Разумеется , нет.

     Создание азбуки, для которой необходимо было найти не только оптимальные графические решения для каждой буквы, но и предварительно провести точные фонетические исследования  - это трудная и продолжительная работа. Также надо учитывать, что в своем начальном виде азбука не была окончательно оформлена, поэтому она должна быть много  раз переработана .

     То же самое относится к переводу частей Библии и других богослужебных книг. Такие переводы считаются самыми трудными и выполняются длительное время. Кирилл и Мефодий  должны были долгое время тренироваться с новой азбукой, чтобы уметь писать книги с новыми буквами. Необходимо было подготовить для языческого славянского языка новую христианскую терминологию и новую христианскую фразеологию. Кирилл и Мефодий  сделали это еще 7-8 лет до миссии в Моравию в монастырях Полихрон и Олимп. И азбука, и переводы выполнялись  не абстрактно для славян вообще, а для болгарских славян и для богослужения на болгарском языке. Братья пробыли  в Моравии  40 месяцев.

     Значение  великоморавской миссии заключается в первом опыте практического применения славянской письменности. И в этом смысле год 863, как начало великоморавской миссии был принят за условную дату создания славянской письменности  и стал не только общепризнанным  не только церковью, но и всей мировой славянской и не только славянской науки. Думается, что празднование этой даты, имеющее многовековую традицию, не должно прерываться из-за признания Болгарией более ранней даты создания славянской письменности.

БОРЬБА С ТРИЯЗЫЧНОЙ ДОГМОЙ. События, связанные с диспутами на церковном соборе в Венеции описаны в Пространном житие Кирилла: «Когда  Философ был в Венеции, епископы, попы и черноризцы  налетели на него как вороны на сокола  и подняли триязычную ересь, говоря:

- Человече, ответь нам, как это ты сейчас создал книги для славян и учишь их? Раньше их не находил никто другой: ни апостолы, ни римский папа, ни Григорий Богослов, ни Иероним, ни Августин? Мы знаем только три языка, на которых достойно славим Бога в книгах: еврейский, греческий и латинский.

 Философ им ответил :

- Бог не посылает ли одинаково дождь для всех? Точно так и солнце не светит ли для всех? И не дышим ли мы все одинаково воздух? И как вам не стыдно когда вы признаете всего три языка и когда вы повелеваете, чтобы все другие народы и племена были глухи и немы? Объясните мне – Бога вы находите бессильным, чтобы он все это дал, или завистливым и не желает?».

 В 869 году, обласканные римским папой Адрианом II, Кирилл и Мефодий добиваются канонического признания азбуки и богослужебных книг на  славянском языке. После этого ни Византия, ни Рим больше не разрешали использовать народный, разговорный язык в богослужении.

    К сожалению Константин умирает в Риме 14 февраля 869 года, приняв за 50 дней до своей смерти монашество и монашеское имя Кирилл. Мефодий был назначен епископом в Моравии, пройдя через гонения, жестокие испытания, но успевает подготовить учеников .

   ВЕЛИЧИЕ ДЕЛА КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ. Выступая против  триязычной  консервативной традиции, которая не была голой нормой, а судьбоносным вопросом развития  становления новых народов и государств, Кирилл становится выше своего времени, становится в один ряд между самыми светлыми умами человечества, проявляя необыкновенную историческую дальновидность.

     Когда мы говорим о гуманизме как об особенном историческом явлении в более поздние эпохи, в период  Ренессанса, когда человеческая личность  стремится  найти свое право на свободное развитие, мы должны спросить себя: а разве идеи и дела великих братьев  далеки от гуманизма? Они создают азбуку и письменность  для огромной  славянской общности и открывают славянам путь к просвещению и культуре. Объявляя себя против закостенелости  и консерватизма, против тех, кто отрицает   права целых  народов  и мешают им развиваться по самостоятельному пути, они поднимают голос за равенство языков, культур и самих народов.

     Триязычная догма со своими тремя священными языками, на  которых было написано имя Иисуса Христа на гробе Господнем, являлась законом и любые изменения или отступления в богослужении на других языках не считались христианством и объявлялись ересью.

     Кирилло-Мефодиевская школа  успевает отстоять достаточно обширную географическую и этническую территорию средневековой Европы и положила начало общественному процессу, который находит свое осуществление прежде всего в славянских странах – в Болгарии, древней Руси, Сербии.

     И главное. Если триязычная догма  имела определенное значение или смысл в территориях старой  латинской и греческой цивилизаций, она не имела такой силы среди молодых славянских  народов. Именно здесь  произошел разрыв этой догмы  и пробита брешь в традиционной концепции о богоизбранных языках и неравенстве культур и народов.

     Борьба Кирилла и Мефодия  против разрыва между языком и литературой, догматизированный триязычием  приводит к восстановлению принципа единства между языком и литературой. Перед универсальностью  навязанного силой мертвого или чужого и непонятного языка Кирилл предлагает равное право всех народов  на языковое выражение и одинаковое уважение к языкам и к тем, кто на этих языках разговаривает. Задача Кирилло-Мефодиевой школы состояла в том, чтобы раз и навсегда отделить разговорный славянский язык от мертвых языков, а заодно и от той литературы, в основном церковной, которая пыталась расширить свое влияние и воздействие на новые славянские пространства.

     Борьба за язык, понятный народу, право народов читать и писать на понятном языке, право народов на этническое развитие поднимают Кирилла и Мефодия над историческим фоном тогдашней эпохи. Их борьба за равенство языков, культур и народов, их отношение к личности и ее  стремлению к прогрессу, определяют дело Кирилла и Мефодия сродни с большими движениями, которые только через несколько веков  пронесутся по Европе.

      Созданная Кирилом и Мефодием  письменность и церковная литература начинает быстро распространяться. Через родной язык письменность становится более доступной, грамотность и просвещение перестают быть привилегией только известных общественных слоев, а и простому народу. Все это  дает мощный толчок духовной и культурной жизни. Постепенно церковь и ее руководство  становятся национальными, а это пресекает возможности внешнего вмешательства в духовную жизнь народов, а отсюда и в руководство будущей судьбы славянских государств.

     Этот необыкновенный подъем  народного чувства, набиравшая духовная мощь и упование на собственные силы приводят к тому, что народный язык одерживает победу и славянская письменность становится официальной и церкви, и славянских государств. И все это было в одну эпоху, когда ни в одной европейской стране и намека не было на использование народного языка и литературы.

     Но кроме культурного потенциала  нужна была и поддержка государства.  В Болгарии, например, торжество дела Кирилла и Мефодия получило  полную поддержку Бориса I и всю, в том числе и производственную,  мощь  болгарского государства. Приведем только один пример.  Для того, чтобы заработали церкви в средневековой Болгарии на родном языке было необходимо около 200 000 богослужебных книг. Книги в то время  писались на пергаменте ( специально обработанные шкуры ягнят). Для 200 000 книг были необходимы 20 млн. ягнячьих шкур. Кроме того для 10 000 церквей было необходимо обучить новой письменности  10 000 священников. А ведь книги требовались и молодым славянским государствам.  И они ее получали.  Такова была цена делу Кирилла и Мефодия.

     Правда и благодарность была огромной .В период позднего османского владычества и особенно с началом национального болгарского Возрождения  огромные потоки церковной литературы устремились  из славянских стран, в первую очередь из России, в болгарские земли.

     Когда мы заслуженно оцениваем славянскую, этническую сущность дела Кирилла и Мефодия, мы сегодня задаем себе вопрос: а не недооцениваем ли мы воздействие славянского подвига Кирилло- Мефодиевской школы на процессы, пронизывающие общую идеологическую структуру средневековой Европы в эпоху Кирилла и после  нее . Не  поэтому  ли исследования и усилия уточнить масштабы исторического дела Кирилла и Мефодия  все еще остаются вниманием  литераторов, лингвистов  и церковных научных деятелей, и меньше всего историков.

     Бесспорно, 1150-летнее дело Кирилла и Мефодия  имеет свой церковно-религиозный  капитал. Не случайно и католической и православной церковью они воздвигнуты в ранг святых. А по инициативе папы Йоана Павла II они объявлены покровителями современной Европы. Дело великих братьев имеет свое литературное содержание  и свои лингвистические высоты. Славянская письменность и культура  стали основой создания новых культур: русской, украинской, белорусской…  Верно и то, что приобщить славянские народы  к тогдашней человеческой цивилизации и указать им путь развития в будущее – путь, который приведет их  к огромным завоеваниям  во всех областях культуры и в наше время поднимет их до уровня первостепенной силы в жизни человечества – это поистине необыкновенное дело, великий подвиг.

     Но необыкновенный подвиг  Кирилла и Мефодия  превышает  литературные, культурные и религиозные сущности, чтобы органически включиться в основные явления социального, политического и идеологического характера в масштабах средневековой Европы. Вот почему сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что дело Кирилла и Мефодия, славянское и болгарское по своему конкретному выражению  с одной стороны и по своим культурным результатам, по масштабам борьбы против средневекового триязычного догматизма, по своей защите этнической личности народов, по своему гуманизму, по своему прогрессивному духу, по своему предчувствию европейского Ренессанса, принадлежит не только болгарам и славянам, а всему прогрессивному человечеству.

    Дело Кирилла и Мефодия –великое историческое дело, ждет своего полного признания человечеством .

Иван Забунов, д-р истории, доцент, председатель Болгарского общества "Возрождение" в РМ

Важная информация

П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31